Николай Михайлович Рубцов родился в селе Емецк Архангельской области, расположенном на берегу Северной Двины. Ему было пять лет, когда началась Великая Отечественная война. Н. Рубцов оказался в детском доме села Никольское Тотем-ского района Вологодской области. В Никольском окончил семилетнюю школу и сразу же уехал в Ригу, чтобы поступить в мореходное училище, но туда принимали только с пятнадцати лет. Николай вернулся и поступил в Тотемский лесотехникум. Получив в 1952 г. паспорт, он отправился к ближайшему морю — в Архангельск. Из Архангельска в сентябре 1953 г. переезжает в г. Кировск Мурманской области, где учится некоторое время в горном техникуме. В начале 1955 г. он переезжает в г. Ленинград и работает здесь на заводе рабочим. В этом же году он призывается на военную службу, четыре года прослужил на эскадренном миноносце Северного флота. На флоте началась и его литературная жизнь.

Известно, что стихи Н. Рубцов писал в детском доме. Начал печататься во флотской газете “На страже Заполярья” и в издаваемом ее редакцией альманахе “Полярное сияние”.

В 1962 г. поступает в Литературный институт им. М. Горького.

За всю недолгую жизнь Николай Рубцов успел издать только четыре поэтические книги, но сегодня уже невозможно представить лирику последних лет без его имени. Выросший сиротой, Рубцов знал одну-единст-венную мать — Родину, и ей он посвятил свои лучшие песни, лучшие минуты подъема и вдохновения.

У Николая Рубцова, если можно так выразиться, была “умная” душа. Переполнявшее его чувство любви и нежности к родной земле способствовало раннему повзрослению сердца. Наверное, именно это придало его поэзии ту степень серьезности и подлинности, которая с полным правом позволяет говорить о близости Николая Рубцова к традициям поэтической классики. Один из ярких примеров бесспорного мастерства мы видим в стихотворении “Ночь на родине…”. Переходы из одного состояния в другое вносят особую жизненность и подвижность в рубцовские стихотворения. Удивительная способность и улыбнуться, и погрустить, и серьезно поразмыслить придает его поэзии объемность, духовную полноту и многозначность.

Когда-то Есенин советовал молодым стихотворцам, чтобы они искали родину, без которой не может получиться хорошего поэта. Николай Рубцов родился с этим чувством родины, ему не надо было ее искать. Он много объехал земель и многое видел, но не было для него родней и ближе северной — скудной на урожаи, но щедрой на душевное тепло — земли. Не зря он говорит в своей “Звезде полей”, что:

… Только здесь, во мгле заледенелой,
Она восходит ярче и полней,
И счастлив я, пока на свете белом
Горит, горит звезда моих полей…

Время открывает нам истинную ценность всего, что создано Николаем Рубцовым. В его поэзии мы находим все больше глубины и прозрения, испытывая на себе ее неотразимое очарование. И его звезда — чистая звезда его поэзии — разгорается с каждым днем все ярче!

Первый сборник стихов “Лирика” вышел в 1965 г. В 1967 г. выходит его книга “Звезда полей”, в 1969 г. — “Душа хранит”, в 1971 г. — “Зеленые цветы”. Последняя из названных книг “Зеленые цветы” вышла уже после смерти поэта.

3 января 2016 г. поэту Николаю Рубцову исполнилось бы 80 лет.

В минуты музыки печальной
Я представляю желтый плес,
И голос женщины прощальный,
И шум порывистых берез,

И первый снег под небом серым
Среди погаснувших полей,
И путь без солнца, путь без веры
Гонимых снегом журавлей…

Давно душа блуждать устала
В былой любви, в былом хмелю,
Давно понять пора настала,
Что слишком призраки люблю.

Но все равно в жилищах зыбких —
Попробуй их останови!—
Перекликаясь, плачут скрипки
О желтом плесе, о любви.

И все равно под небом низким
Я вижу явственно, до слез,
И желтый плес, и голос близкий,
И шум порывистых берез.

Как будто вечен час прощальный,
Как будто время ни при чем…
В минуты музыки печальной
Не говорите ни о чем.

В твоих глазах — любовь кромешная
Немая, дикая, безгрешная,
И что-то в них религиозное.
А я — созданье несерьезное,
Сижу себе за грешным вермутом,
Молчу, усталость симулирую…
В каком году стрелялся Лермонтов? —
Я на вопрос не реагирую.
Пойми, пойми мою уклончивость,
Что мне любви твоей не хочется,
Хочу, чтоб все скорее кончилось.
Хочу.
Но разве это кончится?

Деревенские ночи

Ветер под окошками, тихий, как мечтание,
А за огородами, в сумерках полей
Крики перепёлок, ранних звёзд мерцание,
Ржание стреноженных молодых коней.

К табуну с уздечкою выбегу из мрака я,
Са́мого горячего выберу коня,
И по травам скошенным, удилами звякая,
Конь в село соседнее понесёт меня.

Пусть ромашки встречные от копыт сторонятся,
Вздрогнувшие ивы брызгают росой, —
Для меня, как музыкой, снова мир наполнится
Радостью свидания с девушкой простой!

Всё люблю без памяти в деревенском стане я,
Будоражат сердце мне в сумерках полей
Крики перепёлок, дальних звёзд мерцание,
Ржание стреноженных молодых коней…